Советы рыболову зимой Советы рыболову весной Советы рыболову летом Советы рыболову осенью Общие 

Разделы

  Основы
  Поплавочная удочка
  Спиннинг
  Спиннинг-приманки
  Донная удочка
  Нахлыст
  Другие снасти
  Рыбы наших водоемов
  Семейства рыб
  Наука ихтиология
  Рыбацкая кухня
  Техника безопасности
  Первая помощь
  Видео
  Статьи о рыбалке
  Разное




Рубрики

  Отчеты о рыбалке
  Календарь рыболова
  Мастерская рыбака
  Вопрос - Ответ
  Стихи про рыбалку
  Болезни рыб
  Насадки
  Эхолоты
  GPS приемники
 

дешевые удилища китай купить в украине



МЕТОДЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ




В зависимости от характера этих предпосылок индуктивные рассуждения могут иметь различный вид: Попытка систематически разработать учение о различных видах индукции породила обширную исследовательскую программу и целое море философско-логической литературы. Не вдаваясь в детали, отметим следующее. Упрощенно проблема индукции может быть представлена в двух вариантах - классическом и современном. В классическом понимании индукция - это особая логическая процедура, а именно определенное недедуктивное умозаключение. Так, известны традиционные, достаточно несложные индуктивные схемы заключений, называемые методами Бэкона-Милля. Именно с этими методами обычно ассоциируются типичные представления об индуктивных рассуждениях вообще. Например, таков метод различия: Такие рассуждения исследователь проводит естественным образом во время анализа эмпирических данных. Но как данные индуктивные схемы выглядят в свете современной методологии науки? Давно было замечено X. Кроме того, в контексте современной методологии планирования эксперимента многофакторный эксперимент и др. Из последующих разработок этой темы отметим работу известного логика Г. Он изложил обобщенную стратегию исследователя, основанную на этом подходе. Главная проблема, связанная с пониманием индукции как целиком логической процедуры, - это проблема логического основания или оправдания подобных приближенных умозаключений. Если некоторые специальные случаи индуктивных умозаключений можно считать оправданными, то есть логически легитимными, то в общем случае решения проблемы логического основания индукции получить не удалось, несмотря на все предпринятые усилия. Конечно, в этой области получено множество интересных логико-философских результатов, имеющих самостоятельную ценность. Но большинство логиков считают, что удовлетворительного оправдания индукции как логической процедуры не существует. Иными словами, не существует какой-либо логики открытия, однозначно ведущей исследователя от фактов к теории. Современная трактовка проблемы индукции связана с поворотом от чисто логического понимания индукции к прагматическому. В рамках этого подхода индукция рассматривается не как логический вывод, а как определенный тип рационального поведения в проблемной ситуации, то есть более широко. Индуктивное поведение - это стратегия выбора среди альтернатив, стратегия принятия гипотезы исходя из анализа фактов. Это означает, что концепция индуктивного поведения пытается предложить решение и для второй из нерешенных проблем гипотетико-дедуктивной модели - для проблемы взаимоотношения между гипотезами и принятия наиболее адекватной.

Дополнение логической теории прагматическими соображениями привело к существенному обогащению индуктивистского подхода.

гипотетико-дедуктивный метод научного познания поппера

Индуктивное поведение - это скорее общее направление продвижения, чем однозначная логическая процедура. Как ведет себя исследователь в условиях неопределенности, какова его стратегия принятия решения? В разработке этой темы значительный прорыв был достигнут прежде всего исследованиями И. Леви вводит модель научного исследования как игры с истиной.

ГИПОТЕТИКО-ДЕДУКТИВНЫЙ МЕТОД это:

В этой игре, в которой выигрыш исследователя в общем случае не запрограммирован, ученый находит для себя наиболее разумную стратегию, которая повышает его шансы на успех и ведет к выигрышу наиболее эффективным путем. Леви является то, что с ее помощью достаточно правдоподобно воспроизводятся типичные образцы научных рассуждений. Nominalis "относящийся к именам" основной задачей науки считают простое описание явлений. Очевидно, что это слишком узкое понимание задач науки. Такой подход, с известными ограничениями, возможен в естественных науках, поскольку методы естественных наук по своей основе номиналистические. Другая позиция представлена методологическим эссенциализмом от. Естественные науки, как правило, не в состоянии ответить на вопрос о сущности явления, поскольку вопросы эти предельно общие и, следовательно, философские. Так, биолог не может ответить на вопрос, что такое жизнь, физик - что такое материя, но это не мешает этим дисциплинам успешно решать собственно научные задачи. Что же касается наук социальных, то, по мнению Поппера, они будут бесполезны без того, чтобы понять и объяснить, что такое государство, социальная группа, экономическое взаимодействие. Таким образом, задача социальных наук состоит не только в том, чтобы выявить существенные закономерности общественной жизни, но и в том, чтобы познать их сущность. Смысл социальных наук заключается именно в том, что они помогают решать социальные проблемы. Несмотря на то, что большинство объектов социальных наук представляют собой абстрактные теоретические конструкции, которые используются для интерпретации нашего опыта, эссенциалисты, по мнению Поппера, ближе к истине. Он согласен с тем, что цель ученого - объяснять мир и наблюдаемые явления. Но ученый должен помнить об относительной истинности любого объяснения. Поппер полагает, что в социальных науках неизбежен методологический эссенциализм, поскольку в гуманитарном знании исследуемые явления носят преимущественно качественный характер, часто не поддаются измерению, они глубоко историчны и понять их сущность во многих случаях можно лишь интуитивно и через исторический анализ. Следовательно, представители социальных наук должны принять исторический метод, но не историцизм.

  • Купить фидерное удилище siweida спб
  • Tohatsu m40c s купить
  • Дель рыболовная в спб
  • Видео как пожарить судака
  • Еще раз подчеркнем, что Поппер не отрицал для гуманитарного знания возможности формулировки общих законов, однако для адекватного осознания сути исторических событий необходимо вписать эти события в конкретный контекст, используя метод реконструкции ситуации. И в социальном, и в естественнонаучном познании должна применяться одна и та же логика - дедуктивная. Такая логика - важное орудие критики. Но в социальном познании, помимо общей логики, также необходима ситуационная логика, предполагающая объяснение социальных явлений, исходя из конкретных исторических условий, традиций, ценностей. Принципы, изложенные в книге "Логика научного исследования", и особенно критический метод Поппер пытался перенести в область социальных проблем. Он называл науку одной из величайших сил, делающих человека свободным, но призывал помнить, что науку делают люди - а это значит, что она не может претендовать на статус абсолютной истины. Поппер неоднократно обращался к проблеме социального значения науки.

    К.Поппер "Логика научного исследования"

    Можно утверждать, что Поппер был одним из немногих философов науки, обратившихся к социальной философии. Очевидно, что предпосылкой к созданию собственного варианта социальной философии послужили исторические события ХХ в. Поппера, как и многих других европейских интеллектуалов, беспокоил тот факт, что европейская культура оказалась неспособной противостоять иррациональным тенденциям фашизма. Вину за трагические события европейской истории он возлагает на авторитетные научные и философские концепции. Так, в книге "Нищета историцизма" он связывает формирование тоталитарного мышления с таким социально-философским учением, как исторический материализм, полагая, что убеждение в существовании законов истории и возможности давать долгосрочные исторические прогнозы внушает человеку необоснованный оптимизм и приводит к пренебрежению текущими историческими реалиями. Кроме того, в европейской философии долгое время господствовало убеждение, что только философы способны познать истину и только они могут предложить обществу принципы наилучшего устройства. Это убеждение в наибольшей степени было свойственно Платону, Гегелю и Марксу. Не случайно первый вариант книги "Открытое общество и его враги" носил название "Ложные пророки: Суть проблемы, согласно Попперу, состоит в том, что философские измышления, не поддающиеся проверке, принимались в качестве программ практического переустройства общества, а реализация подобных программ обязательно приводит к установлению политической диктатуры. Однако в отличие, например, от философов франкфуртской школы, Поппер не склонен возлагать ответственность за все беды европейской истории на научный рационализм. Напротив, только подлинный научный рационализм, основанный на критическом методе, то есть критический рационализм, может дать прочную основу для развития демократии и укрепления свободы. Подлинный рационализм, с точки зрения Поппера, - это не слепая вера в доводы разума, это открытость критическим замечаниям, расположенность выслушивать другую точку зрения и извлекать уроки из социального опыта. Поиски истины невозможны без сотрудничества, результатом которого является "социальная разумность". Современную либеральную демократию Поппер не считает идеальным государственным устройством, но она хороша тем, что в ней созданы институты, способствующие свободным дискуссиям и, как следствие, ограничению иррациональных тенденций. Масштабным реформаторским проектам Поппер противопоставляет принцип "поэтапной социальной инженерии". Суть этого подхода заключается не в том, чтобы искать пути для создания справедливого общества в будущем, а в том, чтобы работать на благо современного человека. Для этого необходима прочная научная, рациональная основа. Идеалом демократии для Поппера является "открытое общество". Оно противопоставляется обществу закрытому, племенному, коллективистскому.

    В открытом обществе индивидуумы вынуждены принимать личные решения и нести за них ответственность, при этом они вступают в непосредственное взаимодействие друг с другом, устанавливают личные контакты. Этим оно отличается от абстрактного общества, где люди разобщены и взаимодействуют лишь формально. Поппера в философию науки является критика индукции и идея фальсифицируемое, которые позволили обосновать значимость метафизики для научного познания. Изменяя эти соотношения, составляют новое уравнение, выражающее гипотезу, которая относится к неисследованным явлениям. Гейзенберг приняли за основу канония. Оценка исходной гипотезы на основе такого вывода носит сложный и многоступенчатый характер, т. В современной методологии науки при рассмотрении гипотетико-дедуктивного метода стремятся также учитывать процессы совершенствования и развития гипотетических конструкций науки в результате их сопоставления с эмпирическими данными. В истории методологии науки идея гипотетико-дедуктивного метода возникает как антитеза, с одной стороны.

    гипотетико-дедуктивный метод научного познания поппера

    Априоризм , ас другой стороны, эмпирико-индуктивистского представления о формировании научного знания. В этом противопоставлении рационалистскому априоризму и эмпиристскому индуктивизму формулировка идеи гипотетико-дедуктивного метода в виде концепции т. Гипотетикодедуктивный метод подчеркивает открытый характер теоретического знания по отношению к опыту, необходимость эмпирического обоснования и проверки как обязательного условия плодотворного функционирования и развития науки. Вместе с тем гипотетико-дедуктивный метод охватывает существенные черты реальной практики научного исследования, предполагающего выдвижение теоретических гипотетических конструкций, далеко выходящих за пределы эмпирически данного, и последующую их конкретизацию, уточнение, совершенствование в процессе сопоставления с эмпирическими данными см. Эмпирическое и теоретическое знание. В теории свойства объекта их бесконечное множество рассматриваются в зависимости от цели исследования. Теоретические предсказания должны подтверждаться эмпирически. Структура локальной области знания. На этом уровне мы получаем знания об определенных событиях, выявляем свойства интересующих нас объектов или процессов, фиксируем отношения и, наконец, устанавливаем эмпирические закономерности. Над эмпирическим уровнем науки всегда надстраивается теоретический уровень. Теория, представляющая этот уровень, строится с явной направленностью на объяснение объективной реальности главная задача теории заключается в том, чтобы описать, систематизировать и объяснить все множество данных эмпирического уровня. Однако теория строится таким образом, что она описывает непосредственно не окружающую действительность, а идеальные объекты. Механика, например, описывает не реальные процессы, с которыми человек непосредственно имеет дело в действительности, а относящиеся к идеальным объектам, например, материальным точкам. Идеальные объекты, в отличие от реальных, характеризуются не бесконечным, а вполне определенным числом свойств. Материальные точки, с которыми имеет дело механика, обладают очень небольшим числом свойств, а именно массой и возможностью находиться в пространстве и времени. Таким образом, идеальный объект строится так, что он полностью интеллектуально контролируется. В теории задаются не только идеальные объекты, но и взаимоотношения между ними, которые описываются законами. Кроме того, из первичных идеальных объектов можно конструировать производные объекты. В итоге теория, которая описывает свойства идеальных объектов, взаимоотношения между ними, а также свойства конструкций, образованных из первичных идеальных объектов, способна описать все то многообразие данных, с которыми ученый сталкивается на эмпирическом уровне.

    гипотетико-дедуктивный метод научного познания поппера

    Происходит это следующим образом: Уточним теперь наши представления о теоретическом уровне знания. Важно иметь в виду, что этот уровень знания обычно расчленяется на две существенные части, представляемые фундаментальными теориями и теориями, которые описывают конкретную достаточно большую область реальности, базируясь на фундаментальных теориях.

    гипотетико-дедуктивный метод научного познания поппера

    Важно еще раз отметить, что в теории мы всегда имеем дело с идеальным объектом: Роль теории в науке определяется тем, что в ней мы имеем дело с интеллектуально контролируемым объектом, в то время как на эмпирическом уровне — с реальным объектом, обладающим бесконечным количеством свойств и, вообще говоря, интеллектуально не контролируемым. Поскольку в теории мы имеем дело с интеллектуально контролируемым объектом, то мы можем, вообще говоря, описать теоретический объект как угодно детально и получить в принципе как угодно далекие следствия из теоретических представлений. Коль скоро наши исходные абстракции верны, мы можем быть уверены, что и следствия из них будут верны. Сила теории состоит в том, что она может развиваться как бы сама по себе, без прямого контакта с действительностью. Естественно, что исходные принципы должны соотноситься с действительностью. Необходимо выделить часто нефиксируемый, но очень существенный уровень структуры научного знания — уровень философских предпосылок, содержащий общие представления о действительности и процессе познания, выраженные в системе философских понятий. Объяснять события можно только на основе других наук. Нередко новации в развитии науки бывают обусловлены переносом образцов из одной области знания в другую в форме своеобразных метафор. В развитии геоморфологии, науки о формах рельефа, огромную роль сыграла теория эрозионных циклов В. Согласно этой теории, все разнообразные формы рельефа образуются под воздействием двух основных факторов — тектонических поднятий суши и обратно направленных процессов эрозии. Не вызывает сомнения тот факт, что В. Дэвис работал в определенных традициях. На этот вопрос уверенно и однозначно отвечает известный географ и историк географии К. Рассматриваемые теории описывают некоторые факты, но делают это в виде мифа. Они содержат весьма интересные психологические предположения, однако выражают их в непроверяемой форме. Примером может служить утверждение, на основании которого была открыта планета Нептун: Это утверждение равносильно следующему: С теорией Маркса дело обстоит несколько иначе. В первоначальном варианте она давала проверяемые предсказания и впоследствии была фальсифицирована революционными событиями в России. Между тем социальная революция в России началась с изменения политической системы, затем были изменены производственные отношения и лишь в последнюю очередь — материальные условия производства. Однако сторонники теории Маркса переформулировали ее таким образом, что она стала непроверяемой и неопровержимой. Можно заметить, что сторонники теорий, оказавшихся несостоятельными, нередко прибегают к подобным переформулировкам, чтобы спасти их от опровержения.

    Но при этом теории неизбежно утрачивают научный характер. В этой связи можно упомянуть также о прикладных психологических теориях, используемых для теоретического обоснования новых методов обучения. Разумеется, для каждой из них вопрос о том, проверяема ли она в принципе, должен решаться отдельно. Но проводимые их сторонниками так называемые педагогические эксперименты нельзя считать подлинной проверкой. Обязательным условием научного эксперимента является наличие опытной и контрольной групп испытуемых объектов см.

    гипотетико-дедуктивный метод научного познания поппера

    В применении к педагогическому эксперименту это означало бы наличие двух одинаковых групп учеников, которых учат одинаковые учителя или, еще лучше, один и тот же учитель , но разными методами. Две более или менее одинаковые группы учеников еще можно себе представить, но двух одинаковых учителей вообразить гораздо труднее. А главное — методы, которыми пользуется учитель, не являются чем-то вроде неодушевленных орудий в его руках, они самым тесным образом связаны с его личностью. Если учитель принял с энтузиазмом новый метод или сам его разработал а именно такие учителя проводят педагогические эксперименты , он уже не может работать по старому методу, а индивидуальные различия между этим учителем и его коллегой, оставшимся верным старому методу, практически всегда так велики, что если бы и удалось объективно оценить результаты их работы что в каждом случае представляет собой отдельную и, как правило, очень трудную задачу , и они оказались бы существенно различными, все же было бы невозможно определить, в какой мере это обусловлено различием методов и в какой — различием личных качеств. Все это не означает, конечно, что обосновываемые такими экспериментами методы непременно плохи или бесполезны хотя значение методики в наше время сильно преувеличивается в ущерб значению личных качеств педагога, играющих в действительности гораздо более важную роль. Речь идет лишь о том, что данный способ их обоснования вряд ли может считаться убедительным. В заключение главы остановимся на том, как можно оценить в свете теории Поппера изложенную в предыдущей главе более раннюю теорию Милля, и прежде всего его знаменитые правила установления причинных связей. Взгляды этих двух философов на индукцию диаметрально противоположны: Кто из них прав? Критика, которой Поппер подверг индуктивную логику, весьма убедительна, но представляется все же, что он не был свободен от общей почти всем авторам эпохальных открытий склонности переоценивать значение своих идей и делать из них чересчур категоричные выводы. Между тем такие приемы есть хотя они далеко не исчерпывают всех возможностей: К таким приемам можно отнести и методы, описанные Миллем. Гипотетико-дедуктивная модель пришла на смену индуктивной модели структуры наук. По сути дела, система гипотез, связанная отношением логической дедукции, представляет собой непосредственный шаг к построению теории. По этой причине гипотетико-дедуктивны метод стал применяться не только для построения научных теорий, но и для новой модели развития научного знания вообще.

    Поппера и других критических рационалистов, гипотетико-дедуктивная модель дает адекватное представление не только о логической структуре эмпирических наук, но может претендовать на роль новой модели научного знания, призванной сменить индуктивную модель. Однако, если индуктивная модель пыталась объяснить, как возникают простейшие открытия в науке, то гипотетико-дедуктивная модель ориентируется исключительно на обоснование и проверку уже существующего знания.




  • Домик отдых рыбалка в воронеже
  • Новое при ловле рыбы
  • Rapala fishing fillet knives






  • Нравится сайт? Поделись с другом!